История

После попытки революции, получившей название красное восстание, возникла потребность в прочной центральной власти. Вместо разработанного К.Стольбергом проекта республиканской формы правления старофинны, шведы и большая часть младофиннов стали склоняться в пользу монархии. Полагали, что преимуществом такого варианта будет то, что избрание на престол германского принца обеспечит поддержку со стороны Германии молодому и слабому государству. Почти все социалдемократические депутаты отсутствовали в парламенте, так или иначе вовлеченные в восстание. Аграрный союз решительно отстаивал республику, так что монархическое большинство не было достаточно сильным для срочного утверждения новой конституции. Однако, опираясь на Форму правления 1772 г., парламент приступил к выборам короля. Кандидатом на престол был гессенский принц Фридрих Карл. Но прежде, чем принц успел прибыть в свое государство, Германия оказалась побежденной в мировой войне. Высадившаяся весной дивизия покинула Финляндию. "Временно взятая" сеймом власть (см.выше) сразу по завершении гражданской войны была передана Свинхувуду, скомпрометировавшему себя про-германской ориентацией. Его преемником в качестве государственного регента был назван Маннергейм, однозначно ориентировавшийся на западные страны.

Укрепление автономии Финляндии произошло в то время, когда в России получили распространение националис-тические идеологии, подчеркивавшие значение языка и расы. В империи было предпринято контрнаступление: надворный советник Ордин и генерал Бородкин взялись доказать, что Финляндия не была государством и что царь являлся само-держцем и в отношении Великого княжества. В Финляндии, в свою очередь, профессор права Л.Мехелин опубликовал изложение конституционных прав Финляндии в том виде, какими они представлялись к концу XIX в., сделав так, что понятие финляндской государственности получило хождение за рубежом. Профессор истории Й.Р.Даниельсон-Калмари придал нарисованной Мехелином картине исторический фон.

Полученная Финляндией автономия проявлялась в собственных законах, сейме, администрации, органе, докладывавшем царю по финляндским делам в Санкт-Петербурге (Комитет по финляндским делам и министр статс-секретарь, позднее - только второй), гражданских правах и таможенной границе, отделявшей Финляндию от империи. В качестве правительства Великого княжества была создана канцелярия, состоявшая из жителей Финляндии, которую в 1816 г. Александр I переименовал в Сенат, тем самым приравнивая его к высшему органу управления империи. Царя в Финляндии представлял генерал- губернатор, бывший высшим лицом, отвечавшим за порядок в крае и командовавшим расквартированными в Финляндии русскими воинскими частями. Формально генерал-губернатор был председателем Сената, но на практике заседания обычно вел заместитель из числа местных жителей. Сенат заседал в Хельсинки, где действовали и другие центральные органы, так что город превращался в столицу, застраивавшуюся, несмотря на скромные размеры страны, изящно и представительно. Действовавшая на основе поселенной системы армия была распущена, однако у Финляндии сохранялись небольшие наемные части.

Королевский абсолютизм рассматривался как главная причина утраты статуса великой державы, и он был отвергнут еще до окончания Великой северной войны. Новая форма правления превратила монарха в простое украшение с меньшими, чем где бы то ни было в Европе того времени полномочиями. В период, получивший в истории Швеции название "эры свобод” (1720-1772 гг.), вся власть сконцентрировалась в руках риксдага, который не только принимал законы, но и осуществлял функции управления, прямо или через выбираемые им государственный совет и различные комиссии. В ”эру свобод” начала вырисовываться идея, по которой основные законы, регулирующие принятие остальных законов, находятся выше всех законов. Эта идея не была лишена значения и позднее, когда Финляндия вошла в состав России. Во время переворота 1772 г. Густав III, впрочем, объявил представителем сословий о новой конституции, дававшей королю значительную власть, а в 1789 г. добился от риксдага дальнейшего укрепления этой власти.

В середине XVI в. в истории Финляндии наступил поворотный момент. В период с 1555 по 1721 гг. шведское государство находилось в состоянии войны в общей сложности 112 лет, так что для людей того времени война стала привычным делом, а мир - короткой передышкой. Похолодание климата, начавшееся в позднее средневековье и затем приостановившееся, продолжилось и привело к так называемому малому ледниковому периоду. В находящейся в зоне арктического пояса стране заморозки беспрестанно портили посевы. Самым жестоким был неурожай 1696 г., после которого по крайней мере четверть, а может быть и треть жителей Финляндии погибла от голода и эпидемий, распространившихся среди нищенствовавших.

Христианство распространялось в Финляндии как с Запада, так и с Востока уже в XI в., однако позднее это стало де-латься силой меча. Финляндия была лишь географическим регионом без государственного устройства, когда в XII в. между Швецией и Новгородом началась борьба за господство на этих землях. В одном из папских списков (около 1120 г.) в качестве одной из провинций Швеции упоминается Финдиа; это примечательно тем, что Финляндию считали районом шведской миссионерской деятельности. В 1155 или 1157 гг. из Швеции в юго-западную Финляндию был предпринят легендарный крестовый поход. Епископом Финляндии был назначен англичанин по происхожде-нию Хенрик, убитый позднее крестьянином Лалли и ставший святым-покровителем епархии; в конце XIII в. резиденцией епископа стал Турку.

Вскоре после того, как территория Финляндии освободилась от материкового оледенения (VIII тысячелетия до н. э.) на ее побережье появились первые люди каменного века. Об их языке сведений нет, однако в современных прибалтийско-финских языках есть слова, которые, как полагают, унаследованы от этого периода охотничьей культуры.

В русской и советской историографии до недавнего времени земли Заонежских погостов, за исключением вкраплений монастырского и очень незначительного поместного землевладения, традиционно относились к черным. Старейшая исследовательница истории Карелии Р. Б. Мюллер отмечала, что в 1563 г. погосты оставались «районом черного (оброчного и дворцового) и церковного землевладения» и что к 1582 г. «часть оброчных земель Олонецкого погоста была приписана ко Дворцу»3. Р. Б. Мюллер исходила из того общего положения, что «черными назывались земли, обложенные государственными податями и повинностями (тяглом)», в противоположность белым, освобожденным от тягла. В ее работах вопрос о долевом соотношении оброчных и дворцовых земель в Заонежье детально не рассматривался. Но можно думать, что долю дворцовых волостей здесь в XVI веке она не считает значительной, так как ни в одной таблице они не вычленены из «оброчных».

Город — всегда центр какой-то местности, более компактно, по особому плану, в том числе уличному, застроенный, с повышенной плотностью населения и его разделением на профессии. В скандинавской и западноевропейской историографии подчеркивается, что город — самоуправляемое сообщество, обладавшее особыми правами и привилегиями. Город представляет собой в административном, а также и в юридическом, и в церковном смысле обособленную территорию.

Старые порядки в Русской церкви и новые идеи. Реформаторы и их оппоненты. —Церковная община в крестьянском мире и ее значение. — Что именно в старых традициях должно было быть изменено? —
Экономические предпосылки феномена старообрядчества. — Добровольная коллективная смерть от огня. — Общежительство на реке Выг и его основатели.
Есть в Карелии места, где все — земля под ногами, кромка леса на фоне закатного неба, даже, кажется, что сам воздух, пронизанный запахами луговых трав, наполняют вас ощущением трагедии человеческой.

В среде карельского крестьянства в XVII столетии появляется весьма своеобразная категория землевладельцев — обельные крестьяне. Так назывались люди, освобожденные от всех податей и повинностей за какие-либо особые заслуги пе-ред государем и его близкими. Р. Б. Мюллер полагала, что все обельные крестьяне проживали на территории Карелии1, но история России знает еще один прецедент подобной, трудно представимой по тем временам милости: родичам знаменитого костромича Ивана Сусанина также было высочайше даровано освобождение от государственного тягла.

В самые первые десятилетия существования города — наименее известный период его жизни — мы можем судить лишь по отрывочным данным челобитных, дошедших до нашего времени в составе фонда Олонецкой воеводской избы. Челобитные чаще всего представляют собой жалобы жителей города и крестьян уезда друг на друга, так как в случаях невыполнения разного рода обязательств в торговых сделках, поручительствах, при невыплате в срок долгов, они обращались к суду олонецкого воеводы.

Мы не найдем ничего об Олонце в примечательном своей детальностью, массой цифровых выкладок и рядом великолепных очерков о различных сторонах земского самоуправления в Поморье XVII века, в том числе и о северно-русских городах, труде известного отечественного историка M. М. Богословского, кроме указания в одном из Приложений общего количества дворов в нем (155) на самое начало 1650-х гг.

Первые воеводы Олонца, руководившие его строительством и заселением, не нашли среди крестьян Заонежских погостов желающих превращаться в посадских людей. Они пишут царю Алексею Михайловичу, что говорили с ними «всякими мерами» и все же не добились успеха — «жилых и посадцких людей в городы из Заонежских погостов охотников никово нету». Тогда им пришлось записывать в посад на Олонец жить тех из крестьян, о ком, как они сообщают, соседи сказали, «што они люди не скудныя».

Рождение города в разные времена, в разных частях Европы происходило в силу самых различных обстоятельств и причин. Здесь, в Российском Поморье, к которому административно относилась территория нынешней Карелии, это были чаще всего торгово-промысловые центры, необходимые для развития крестьянского товарообмена, или, в более исторически отдаленные времена, оборонительные пункты, прикрывавшие русское колонизационное движение.
Олонец же возник как пограничный город-крепость на северозападном рубеже России, причем относительно поздно — в самом конце 1640-х гг. Поистине это был век городов.

Оперативные планы Красной армии на финляндском направлении в 1920-30-е гг.

Западные рубежи СССР после завершения гражданской войны и до начала 1930-х гг. в Москве считали наиболее уязвимыми в случае вооруженного конфликта с соседними государствами, учитывая опыт польской кампании РККА и занятие Польшей территории Западной Белоруссии и Западной Украины. Самой серьезной опасностью представлялась перспектива формирования единого блока государств-лимитрофов, имевших общую границу с СССР: Финляндии, Эстонии, Латвии, Польши и Румынии.